Category: литература

Зазеркалье

сходил я в кино вечером в воскресение в наш университетский кинозал
давали «Зеркало» Андрея Тарковского
со стихами отца Арсения Тарковского
давали по-русски на большом экране
на 35мм плёнке
по воскресениям тут теперь всю осень дают Тарковского
все фильмы
говорят что зал был почти полон
ну несколько сот человек пришло, но не тысяча
получается как-бы аншлаг был
на следующей неделе вроде-как «Сталкера» будут давать
фильмы нашей юности получается
как-бы ретроспектива
а я сижу в библиотеке и читаю Вас Вас Розанова
изданного ещё до моего рождения
и припоминаю

однажды в студёную зимнюю пору
я из лесу вышел был полный аншлаг


***

за слух

сегодня в лифте социальном я встретил молодость свою
я бы взлетел потенциально но лиф застрявший я пою
запоем мы читали книжки все мальчиши кибальчиши
мир приключений ждёт в манишке но гондурас чеши-чеши
чеширским притворюсь котярой и вне улыбки растворясь
на грудь приму стакан с водярой раствором циркуля гордясь
мой лифт летел меж этажами на этажерке не без книг
сижу один в парте пижаме миф социальный не для них
как дед мазай спасая зайцев я превращаюсь сам в пихто
их тоже вылупят из яйцев и кто хтонический никто
сказка о тройке стробоскопом мне освещает этажи
и все видения все скопом хошь песни пой а хошь пляши
плешивый в синем кабинете как сивый мерин не мерлин
и на берлин за всё в ответе и на пари ж и цеппелин
и цепи наши и ограды нас встретят радостно не вдруг
и сами мы давно не рады и думы наши не за слуг

***

я и ной

я в этом мире не жилец я просто так как наблюдатель
смотрю на пищу на блюда те ль или пищу как холодец
лежу порой как рыба-фиш и наблюдаю на закате
и бани как в ибанской хате и орден бани без афиш
без объявления войны я об явлениях и смыслах
пекусь подобно гостомыслу и сны мои всегда вольны
да ясен пень и древо жизни что без меня не прорастёт
растает снег врастает к тризне и пробивается росток
касторки что-ли закупить или подобно буратино
зарыть монет раздвинуть тину или чего-нибудь нарыть
нам говорят мы гости здесь что мы из нары и на нары
столиц японских знаем пары рапы на раны кости есть
или костлявый как бульон горячий холодец мясное
как ясный сон жары и зноя и золотое как миньон

филе в филях изба избушка триумф победы парк и тушка
или какая-то клетушка здесь чудеса здесь бродит пушкин
налей старуха коньяка и посох мой готов к отлёту
как мимолётны самолёты лишь дирижабль наверняка
а то я посуху пойду раз мерю мерили шагами
или шакалить ишаками я шекель свой всегда найду
дунай река почти что нил в горниле взятия бастилий
меня изрядно угостили и я в себе себя хранил
на зоне я почти назон но занимательно не это
дышу свободно я с приветом всем братьям нашим фармазон
нам серебра не сосчитать нам медяков всегда хватает
и нас на улицах хватают и запрещают нас читать
на пушке негр всегда стоит он вечен памятником служит
а на горбушке тоже лужи и в лужниках не достоит
нам оставаться мы вольны больны не мы а наше тело
уже куда-то улетело а мы в душе заземлены
мы недостойны побеждать науки нет инет стрекочет
низы не могут сам не хочет нам остаётся только ждать

нет я не пушкин я иной
мне здесь никто не наливает
подруг по счастью не бывает
друзья мои всегда со мной

***

тени про

нет стихов пишите прозой
и про заек и поэт
поэтическою розой
по этический завет
мысль критическая гложет
синкретический ответ
ложит он или положит
не покласть ли на совет

***

агама

люблю грозу в начале маха
или начальник телемаха
махатма гамлета имаго
и маг он или оболочка мага

***

в ши

ишь дервиш
и вред ишь

***

Ши
форма китайского стиха. Первоначально слово «Ш.» означало поэзию в целом, затем — только письменную. Признаки поэтического жанра понятие обрело в средние века. Классические Ш. — пятисловные и семисловные, со строго регламентированным чередованием музыкальных тонов разной высоты и сложным мелодическим рисунком. Строки рифмуются, как правило, через одну, рифма сквозная. Рифмуются строки главным образом под «ровным» (более певучим) тоном. Разновидность классических Ш. — «оборванные строки» — четверостишия с одной нерифмованной (предпоследней) строкой. Появление силового ударения и многосложных слов в китайском языке сделало классический Ш. архаичным. Китайский верлибр, появившийся в 20 в., также называется Ш. На современных Ш. заметно влияние песенной поэзии.
Лит.: Голыгина К. И., Теория изящной словесности в Китае, М., 1971; Ван Ли, Ши цы гэлюй, Пекин, 1962.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

Синонимы:
божество, стих

https://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/151537/Ши

про вожденье

из первобытного бульона мифологических времён
мы извлекаем время оно богов героев и имён
немое время про вожденье слепоглухое как вода
и дум тяжёлых наважденье и наше время как всегда
всех мы имён припоминаем и поминаем всех своих
мы имена не забываем бывает путаемся в них
одних мы чтим и причитаем иных обходим стороной
и книгу судеб мы читаем за всех почти со всей страной
как старец ной времён потопа живое собирать в ковчег
чего собрать не смог потопло и дед мазай и сам зайчег

***

эклоги

иголок нет в стогах и сена не течёт
и голая стена и солнце не печёт
и в тогах горячо в итогах чёт-нечёт
у чёрта на рогах заслуженный почёт
почём народа глас согласия за слуг
оралом и мечом и глаз за глаз почём
на голубом глазу иду я на грозу
узоров балаган не взоров обол ган
не глоба в интернет терновых нынче нет
не к звёздам по стерне не пастернак в стене
и в красном уголке где время не течёт
нежнее всех живых политбюро не жнёт

***

https://www.facebook.com/aadamchuk/posts/2384410614926533

наше всё

пушкин с нами все в ответе и во сне и наяву
утонул мой пушкин в лете и вознёсся в сон-траву
сонмом яркими лучами солнце пушкин аж затмил
сон мой тёмными ночами пушкин в африке мне мил
и во фраке и в цилиндре и в жару и на шару
пушкин в шиве пушкин в индре пушкин это наша ру
и когда в душе паршиво и достанет нас хандра
с нами пушкин он плешивый старый пушкин из одра
весь изодран том усталый старый пушкин три ста лет
на дуэли неубитый старец держит пистолет
ай да пушкин ай да сукин сын а может вечный жид
почитаешь на досуге под рукой всегда лежит
почитаешь помечтаешь и погрузишься как в сон
старый том предпочитаешь без обложки без кальсон
без концовки без начала бездна смысла наяву
без воды и без мочала в душе пушкиным живу

***